Под ногами была глина, иногда попадались мелкие камни; путь был ровен, лишь время от времени кто-нибудь из них спотыкался, если забывал смотреть под ноги. – Наша дорога во тьме может оказаться весьма долгой и утомительной, – проговорила Николь, когда они остановились, чтобы попить. – И холодной, – добавил Ричард, прикладываясь к фляжке.

– Ты еще не – Пока мы идем, не холодно, – ответила Николь, поправляя рюкзак. Почти через час они увидели в небе огонек, приближавшийся с юга и становившийся все больше и. – Как ты думаешь, что это .

Ити, ни, сан. – едва выдохнул. С удивительной быстротой Кэти метнулась через комнату к другой мусорной корзинке. Отодвинув бумаги, извлекла пистолет. си, го, реку. Сердце ее отчаянно колотилось.

Элли вдруг испугалась. “Наверное, женился на ком-то еще”, – в панике подумала. – А что случилось с _тобой_, Элли. – вдруг он ответил громким голосом. – Как ты могла сказать этим солдатам, что октопауки не похищали тебя?. Ты сделала меня посмешищем, все в Новом Эдеме слышали, как по телевидению я описывал тот ужасный момент, когда тебя похитили.

Я имела в виду другое: просто мне показалось, что кроме вас двоих там никто не жил. Мария отпила сока, и за столиком установилось недолгое молчание. – Недавно, вы, когда мы стояли с Максом и Эпониной, сказали мне, миссис Уэйкфилд, – наконец проговорила девушка, – что, возможно, мои отец и мать были похищены октопауками из места, называемого Авалоном. Я не совсем поняла ваши слова.

Трудный вопрос, – ответил Ричард. – Еды у вас хватит на четыре дня, а воды в цистерне достаточно, чтобы поддержать жизнь и после. Не знаю, Патрик, но полагаю, что вам придется оставаться здесь по крайней мере два-три дня. Ну а потом принимайте решение самостоятельно. Но, если представится возможность, хотя бы один из нас вернется.

Бенджи следил за разговором с неослабным вниманием.

Очевидно, он в какой-то степени понимал, что происходит, поскольку по его липу потекли слезы. Николь подошла, чтобы утешить сына. – Не беспокойся. Все будет хорошо. Взрослое дитя поглядело на мать.

Нет, – ответил Орел. – Мое предназначение – работать с людьми. Николь продолжала глядеть .

Как я тебе уже говорил, – Макс возвратился к прежней теме, – Николь и Ричард предложили нам решать – стоит ли совершать массовый исход или. Только можно ли надеяться, что Бенджи выполнит указания. – Думаю, да, – сказала Элли, – если он будет доверять человеку, который отдаст. Но, безусловно, не стоит заранее предупреждать его о готовящемся побеге. Трудно рассчитывать, что он не проговорится.

Секретность и подозрительность чужды Бенджи.

Он будет безмерно счастлив, – Мистер Макс Паккетт, – перебила ее Жанна д’Арк, – так что мне передать Ричарду и Николь. – На черта эта спешка, Жанни, – ответил Макс, – потерпи .

Что ты имеешь в виду. – спросил Ричард. – Я объяснила все это маме в Изумрудном городе. Наверное, она еще “не успела тебе передать. – проглотив пищу, Элли продолжила.

Девочка поглядела на Николь любопытными синими глазами. – Доброе утро, моя маленькая, прости, не знаю, как тебя зовут, – бодро сказала Николь. Девочка улыбнулась в первый. Теперь полной темноты вокруг не. Вдали над Изумрудным городом висело скопление светляков, а зияющие дыры в куполе пропускали свет на равнину.

“Наверное, закончилась война, – подумала Николь, – или, по крайней мере, налеты. Иначе в городе не было бы столько света”. – Ну что ж, мой самый новый друг, – проговорила Николь, вставая и потягиваясь после того, как посадила ребенка на один из чистых мешков.

– Посмотрим, какие приключения ожидают нас с тобой. – Девочка быстро слезла с мешка на почву Центральной равнины. Николь подняла ее и посадила на середину мешка.

Девочка вновь сползла в пыль.

Запросы принимает центральный компьютер, который надо думать, располагается в том сооружении за котлами; обработав информацию, он передает ее одной из машин. Выходят биоты, берут необходимое и кладут на конвейеры. Внутри котлов сырье обрабатывается, итоговой продукцией является объект, который заказало разумное создание с помощью такой же, как у нас, клавиатуры или ее эквивалента.

Николь одолевало волнение. Глянув на часы, Ричард повел подводную лодку к поверхности. Самые последние воспоминания об Элли, Патрике и Бенджи заволокли слезами глаза Николь. Когда кораблик вынырнул на поверхность воды, она стиснула руку Ричарда. За иллюминатором они увидели восемь фигур, оказавшихся в назначенном месте на берегу. Когда вода струйками стекла вниз, Николь узнала Элли, ее мужа, Эпонину и Наи, державших за руки Бенджи и троих малышей, в том числе ее внучку и тезку, которую Николь никогда не видела.

Homebrewing: How to add compression fittings to an immersion wort chiller